ПОЧЕМУ УБИЙЦЫ СОБАК ОСТАЮТСЯ БЕЗНАКАЗАННЫМИ?

Сюжеты, материалы, обзоры, обсуждения
profile news
Участник
Сообщения: 115
Зарегистрирован: 01 сен 2014, 20:59

ПОЧЕМУ УБИЙЦЫ СОБАК ОСТАЮТСЯ БЕЗНАКАЗАННЫМИ?

Сообщение profile news » 12 май 2015, 13:43

ПОЧЕМУ УБИЙЦЫ СОБАК ОСТАЮТСЯ БЕЗНАКАЗАННЫМИ?
http://kote.mirtesen.ru/blog/4371174529 ... kazannyimi

При входе на сайт «Вредителям.нет» вас встречает надпись «Мы рады приветствовать тебя, человек, на портале, посвященном защите от опасных животных». Эти самые «опасные животные» проиллюстрированы ниже – две оскалившиеся собаки, силуэты свирепых морд которых переходят в очертания ворон. Это и есть главные враги тех, кто называет себя красивым словом «догхантеры». Оно звучит по-иностранному модно, как какие-нибудь «хипстеры» или «дауншифтеры». Во всяком случае, лучше, чем «убийцы животных».

Оставлять комментарии на сайте догхантеров, а также просматривать некоторые из его разделов, например «Наши люди» или «Галерея», могут лишь зарегистрированные пользователи. Чтобы вступить в эти пока еще не очень тесные ряды, предлагается отгадать одну из загадок: «Проживает во дворе, В личном доме-конуре, И на всех, кого не знает, То рычит она, то лает». Как в детстве, радостно вписываешь в отведенную графу «со-ба-ка» и лишь потом вдруг понимаешь, что той самой дворовой собаки из твоих воспоминаний, может, уже нет на свете - благодаря этим людям.

Всерьез о массовых убийствах собак заговорили в 2010 году. Тогда в Москве одновременно погибли около 20 животных. На начало ноября 2012 года на форуме Российского ретривер клуба было зарегистрировано 1351 случая гибели собак в столице. За какую-то пару лет отдельные факты агрессии переросли в запутанный квест с участием догхантеров, зоозащитников и хозяев. Самыми пассивными в этой игре по-прежнему остаются полицейские. Уголовные дела по статье 245 УК РФ «Жестокое обращение с животными» заводятся неохотно и редко доходят до суда.

«Мы объединились, чтобы дать решительный отпор ублюдкам, считающим уличную шавку важнее жизни и здоровья людей», - сказано на сайте догхантеров. Говорят, среди «дохов», как называют их зоозащитники, много молодых парней, а еще больше больных, но никто из моих собеседников их не видел. Говорят, они избегают прямого контакта, а их сайт зарегистрирован в Великобритании, но на телевидении то и дело мелькают лица тех, кто причисляет себя к борцам с уличными собаками или, по их манифесту, «недоволками». Говорят, разбрасываемый ими яд может быть опасен для людей, но в качестве примера мне довелось услышать лишь про девочку, заболевшую после того, как подобрала что-то в песочнице, и мужчину, которому стало плохо во время отжимания от земли. Говорят, догхантеров невозможно посадить, потому что полицейские не видят в таких делах состава преступления, хотя в московскую полицию уже подано около 500 однотипных заявлений о массовой гибели животных. О догхантерах сегодня много говорят, однако пока эти разговоры не заставили власти пересмотреть свою позицию на проблему.
Изображение
Игорь Грабовский со своими лабрадорами


«Маньяки общества бездарных индивидов. Ад в небесах открыт моральным инвалидам. Застыла в жилах кровь, мое оружие дико: наушники микро и куртка кровью залита», - слушаю я слова рэп-протеста. Эту речитативную композицию записал сын Игоря Грабовского, одного из организаторов митинга против догхантеров, который прошел в Москве 28 октября. Чуть более полугода назад, 4 апреля, их лабрадор Чарли погиб в числе других десяти собак, подобрав отраву, разбросанную в парке около Новодевичьего монастыря. Через два часа у животного начались судороги, пошла пена из пасти. Еще через час 35-килограммового лабрадора уже не стало.

Игорь показывает мне фотографию Чарли, сделанную за 12 часов до смерти. На снимке солнечная зимняя погода и огромный лоснящийся красавец-пес. «А вот такой вот он щеночком был…», - Игорь протягивает мне следующий снимок. Сопоставляя разницу в размерах, уточняю, сколько Чарли было лет. «Год и два месяца», - отвечает Игорь. Они взяли его двухмесячным, после 20 лет перерыва с того момента, как погибла их предыдущая собака. Растили, как члена семьи, и после его смерти еще два месяца не могли общаться с людьми. С тех пор сын Игоря не носит нательный крестик, а его папа пообещал самому себе, что виновные не останутся безнаказанными.
Изображение
Лабрадор Чарли


Как и другие собаки, Чарли отравился изониазидом. На сайте догхантеров про него сказано: «Изониазид - лекарство, а не яд. Просто при передозировке оно смертельно для собак». Вероятнее всего, противотуберкулезный препарат, который, к слову, продается по рецепту врача, был завернут в пищу: около стен Новодевичьего монастыря находили разбросанное мясо. Сами догхантеры такой метод отрицают, говоря, что всегда действуют по принципу «из руки в пасть».

«Мы тогда не знали, что против изониазида есть антидот. Что можно витамин Б6 вколоть. Сейчас я просветился сильно, конечно… Других учу, как первую помощь оказывать…» - с воспоминаниями о тех событиях паузы в речи Игоря становятся все длиннее.

Отравленное мясо нашли даже на специализированной площадке для выгула собак. Хозяева погибших животных обратились в полицию. Через 10 дней решение еще не было принято, через 2 недели в ОМВД по району Хамовники не смогли найти заявления, а через месяц вышла резолюция: отказать в возбуждении уголовного дела «за отсутствием события преступления». Позже аналогичное решение вынесло ГУМВД, расписав постановление об отказе на пяти листах.

«Как это, - говорю, - отсутствие преступления? Ну вы же не видели, - отвечают, - как человек взял яд и засунул в рот вашей собаке! Может, он у вас просто кормом дома объелся. Это при том, что 10 собак погибло. Что, все объелись? Но полиции это неинтересно», - рассказывает Игорь.

Ему вторит директор Благотворительного фонда помощи животным «Вирта» Дарья Хмельницкая: «Они знаете, как говорят? Вы поймайте за руку, только так, чтоб у него была сама отрава в руках и труп собаки. И нам приведите!»

Поймать догхантеров за руку пока не удалось ни зоозащитникам, ни полицейским. За все это время до суда дошло лишь дело Дмитрия Худоярова. Процесс против москвича, расстрелявшего из пневматической винтовки из окна внедорожника от 20 до 40 собак, начался в 2009 году. Как объяснил сам обвиняемый, он мстил уличным псам, которые в детстве загрызли его овчарку. Против Худоярова возбудили уголовное дело по статьям 245 («Жестокое обращение с животными») и 167 («Умышленное уничтожение или повреждение имущества»). После ряда отсрочек и отправок на доследование в начале февраля 2012 года дело было закрыто в связи с истечением срока давности, а самого Худоярова отпустили.

Изображение

Участники движения «Зеленый поводок» во время митинга в защиту животных от догхантеров в Новопушкинском сквере. © Антон Тушин/Ridus.ru


В жизни Игоря борьба с догхантерами переросла в борьбу с бюрократией и равнодушием полицейских. После безрезультатного общения с местным ОВД он написал жалобу в Московскую городскую прокуратуру, затем в Генеральную прокуратуру, а после трижды обращался к президенту. Ответ был все тот же: «вот если бы вы их поймали…»

«Я же понимаю, что президент не будет заниматься гибелью моей собаки, – объясняет Игорь. - Но я думаю, что если в стране существует экстремистская группировка, идет массовое отравление, то, наверное, это уже уровень президента. Я еще на митинге сказал, что в нашей стране достаточно воли одного человека. Если он скажет «чтоб через месяц я о догхантерах забыл», через месяц их не будет!»

На митинге против догхантеров 28 октября диалог слепого с глухим, то есть борцов за права животных и правоохранительных органов, продолжился. Около 800 москвичей, собравшихся под моросящим дождем, решили в очередной раз направить ставший уже стандартным набор обращений полиции, прокуратуре, мэру и президенту в надежде, что формулировка ответа наконец-то изменится. Однако все чаще реакция властей, а вернее, ее отсутствие, толкает людей к мысли, что пора взять дело в свои руки.

«У нас много обращений от людей на сайт, где они пишут: давайте организуем карательные отряды. Но мы категорически против этого. Потому что завтра поймают вас, а сидеть в тюрьме за то, что вы избили какого-то подонка, неверно. Есть другой способ борьбы, чисто технический. Люди должны писать заявления. Потому что когда в конце года проводится статистика, то смотрят, какое количество граждан по какой проблеме обратились. И им приходится с этим работать», - уверена Дарья Хмельницкая.

В среде зоозащитников и хозяев о безнаказанности догхантеров ходят легенды. Им приписывают «крышу» в прокуратуре, а вспыхивающие тут и там массовые отравления собак объясняют попыткой московской мэрии скрыть расхищенные средства по программе регулирования численности бездомных животных. По данным зоозащитников, в 2010 и 2011 году из столичного бюджета на нее было выделено около полутора миллиардов рублей. Однако когда Контрольно-счетная палата Москвы проверила, как город справлялся с уличными животными до смены руководства, выяснилось, что расходы на бездомных собак увеличивались, а их число не только не уменьшилось, но в некоторых районах даже возросло. Как сообщила тогда КСП, ежемесячно на отлов, стерилизацию и содержание одной собаки в приюте из городской казны выделялось 9 тысяч 148 рублей, что на 900 рублей превосходит тогдашнюю величину прожиточного минимума. А стоимость содержания животного в приюте составляла 5121,3 рубля в месяц, что примерно в семь раз больше размера детского пособия.

Доведенные до отчаяния владельцы убитых собак говорят – раз вы отказываетесь признать жестокое обращение, давайте посчитаем имущественный ущерб. Как рассказал Игорь, в среднем щенок лабрадора стоит 30 тысяч рублей, а цена породистой собаки может доходить и до 60 тысяч. Плюс ежемесячно около 2,5 тысяч рублей на сухой корм, то есть еще 30 тысяч в год. Плюс расходы на выставки и занятия кинолога. «Убив мою собаку, из моего бюджета разом вычеркнули 120-150 тысяч. Кто дал им право забрать у меня эти деньги?» - недоумевает Игорь.

По его словам, он даже намеренно просил полицейских возбудить уголовное дело по статье 167 УК РФ «Умышленные уничтожение или повреждение имущества» (по российскому законодательству собака считается собственностью), однако каждый раз получал ответ с постановлением отказать по 245-й.

Пресловутая 245-я статья, призванная стать спасением для животных, камнем ложится на пути развития всех дел о гибели собак. И зоозащитники, и хозяева в один голос уверяют: привлечь по ней невозможно, как невозможно обнаружить хулиганские и корыстные побуждения в живодерстве или доказать виновность догхантеров отчетом об убийстве, опубликованном на их сайте. Между тем максимальное наказание по 245-ой статье – до двух лет лишения свободы.

«Получается, что догхантер должен взять собаку, на лобном месте расчленить ее при большом стечении народа, половина из которого будут несовершеннолетние дети. Вот тогда 245-я заработает», - объясняет хозяйка лабрадора Ольга Ош.

Около двух лет назад Ольга вместе с несколькими единомышленниками начала вести карту нападений на собак на форуме Московского ретривер клуба. По ее словам, во время майского всплеска за неделю живодерами были убиты более 40 собак. С тех пор статистика удерживалась на уровне 12-15 смертей, пока в середине сентября по Москве не прокатилась новая волна отравлений в парке 50-летия Октября. По различным данным, в районе погибло от 40 до 70 собак. Зоозащитники и хозяева подчеркивают: это первое уголовное дело, которое было возбуждено по факту именно массовой гибели животных, и дают понять, что расшевелить полицию помогла только гибель собаки какого-то высокопоставленного лица. Тем не менее, за два месяца особых подвижек в деле не наблюдается, а в УВД Западного административного округа до сих пор сомневаются, «а был ли мальчик»: «У нас нет догхантеров! Ничего еще не доказано! Неизвестно даже, один там был человек или несколько».

Впрочем, по словам представителя инициативной группы парка 50-летия Октября Елены Барадулиной, сами хозяева убитых собак уже получили достаточно доказательств реальности отравителей: «Приходят СМС с угрозами конкретному человеку, который видел отравителей и проследил до машины. Теперь свидетели боятся подавать заявления. Была СМС хозяйке овчарки с текстом «если мы увидим твою собаку без поводка или без намордника, она будет убита». Женщина не испугалась, написала заявление, но номер, с которого писали, так и не был проверен».

Та же судьба, по словам зоозащитников, ждала и собранные листовки догхантеров: ими полиция тоже не заинтересовалась. Между тем, для того, чтобы правоохранительные органы приняли заявление об убийстве собаки, сначала к нему должны быть приложены выводы химико-биологической экспертизы, где будет указано, что смерть наступила в результате отравления. Сделать ее можно лишь в одной из трех государственных лабораторий, а стоит процедура порядка 20 тысяч рублей.

Изображение

Крупную сумму на исследование причин гибели собак на территории МГУ сотрудники главного вуза страны собирали из личных средств. С 29 октября по 4 ноября здесь были убиты около 20 животных. Формально ничьи, многие из них уже 10 лет имели клички, питались тем, что приносили им преподаватели и студенты, и жили в специально построенных будках, пока однажды случайно не попали под описание догхантеров: «Бродячей считается любая собака, физически (посредством поводка, ремня) не связанная с хозяином, находящаяся вне частной территории хозяина и не контролируемая им».

Вместе с собаками в МГУ потравили птиц. «Пришла одна из сотрудниц, говорит: «Мне сейчас на голову птица около физфака упала». Я подумал, что, наверное, у птицы что-то перебито, а когда понес ее к себе, чтобы попоить, встречные люди стали спрашивать: «Что, еще одна отравилась?», - рассказал сотрудник МГУ Олег Морозов.

По словам Олега, пока обнаружившие мертвых собак и птиц женщины бегали за волокардоном и звали на помощь, трупы животных куда-то бесследно исчезли. Мистика продолжилась еще через пару дней, когда с 3 по 5 ноября неизвестные уничтожили все будки на территории вуза. «Исчезли даже щепочки, ничего не осталось! Даже мисок!» - удивляется мой собеседник.

Теперь Олег ходит в местное отделение полиции, как на работу, и просит снять показания с камер наблюдения, но полицейские дежурно ссылаются на отсутствие официального согласия руководства факультетов. Не исключено, что когда оно все-таки будет получено, выяснится, что видеозаписи хранятся не дольше трех дней. Услышав наш разговор, к беседе подключается старший коллега Олега Александр Андреевич: «Эти детеныши дикие начинают тренироваться на собачках, на кошечках, а потом все закончится людьми!»

То, что живодеры являются потенциальными убийцами – идея не новая. О том, что «каждый третий педофил в детстве жестоко обращался с животными», а «более 60 процентов будущих серийных маньяков прежде обнаруживали специфически жестокое отношение к кошкам и собакам», в сети не читал только ленивый. Эту страшную (на этот раз, в прямом смысле) банальность разделяет и руководитель Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях Михаил Виноградов. По мнению психиатра-криминалиста, догхантеры – это люди, которых от более серьезного убийства отделяет только страх: «Попробуйте убить человека – посадят. Люди, испытывающие злобные чувства агрессии, недовольства жизнью и собой встают на путь убийства животных. Те убийцы, которые проходили обследование у меня и моих сотрудников, на 100 процентов начинали с детских, как им казалось, шалостей: убить кошку, убить собаку, отрезать голубю лапу…»


Олегу Морозову сейчас не до статистики. Пока немногочисленных оставшихся в живых собак спрятали у себя сотрудники МГУ - «Наши сердобольные женщины просят не говорить прессе, где они. Их попрятали, чтобы не убили» - его активностью заинтересовалось руководство вуза. Несколькими днями ранее Олег инициировал обращение к ректору МГУ Виктору Садовничему с просьбой разобраться с продолжающимися случаями отравления собак. Всего за полдня письмо подписали 360 человек. В частности, в тексте говорится, что одновременно с травлей животных появились сведения о том, что в ректорате лежит счет на отлов 130 собак, которые затем будут перемещены в питомники. Как сказано в обращении, на оплату услуги выделено 89 тысяч рублей. По сведениям сотрудников МГУ, отлов одного животного и помещение его в приют обойдется не менее чем в 5 тысяч рублей, а значит, указанная сумма как минимум в 7 раз меньше рыночной.

Кроме того, на территории вуза просто нет и никогда не было 130 собак, а остались лишь несколько уцелевших после нападения догхантеров. Все эти нестыковки заставили сотрудников университета усомниться в том, что собаки действительно попадут в приют. Подписавшиеся просили Садовничего перенаправить деньги на стерилизацию животных и прививки, указав, что готовы взять дальнейшую заботу о них на себя.

«Вызвали, чтобы прощупать, насколько мы последовательны в своих действиях», - рассказал Олег про свою беседу с руководством вуза. По его словам, ни сам Садовничий, ни проректор МГУ Александр Черняев при разговоре не присутствовали, зато были неизвестные ему сотрудники университета и несколько студентов, которые единогласно утверждали, что всегда боялись бродячих собак и слышали, что те нападали на людей. После встречного вопроса о написанных в полицию заявлениях тема оказалась исчерпана.

30 ноября сотрудники МГУ собираются провести свой митинг против догхантеров. Параллельно их коллеги по несчастью из парка 50-летия Октября, участники движения собаководов «Зеленый поводок» и зоозащитники готовят обращение к различным ведомствам с требованием ужесточить контроль за оборотом лекарственных средств, принять меры по уборке территорий от ядовитых веществ и внести, наконец, портал догхантеров в федеральный реестр запрещенных сайтов. Скептически настроенные по отношению к существующей системе правоохранительных органов, эти люди моментально меняют интонацию, как только видят такой же настрой у журналистов: «виновные понесут наказание, мы уверены», «у нас есть план действий», «нужно продолжать писать заявления».

«Я думаю, дальше будут еще приюты, растяжки, бомбочки самодельные в местах, где с собаками гуляют», - прогнозирует Елена из движения «Живодерам.нет», вспоминая недавний поджог московского собачьего приюта "Алма", где при пожаре погибли семь животных. Название ее организации парадоксальным образом напоминает старое название сайта догхантеров – «Вредителям.нет», а сами зоозащитники, на фоне бездействия полиции, кажется, по решительности все более и более приближаются к своим оппонентам. По словам пострадавших, в данный момент правоохранительные органы делают все возможное, чтобы заставить людей всерьез задуматься об идее взять наказание преступников в свои руки. Воплотится ли эта идея в жизнь, похоже, лишь вопрос времени. Собирая рассыпанные по столу фотографии и дипломы своего погибшего лабрадора Чарли, который был отравлен догхантерами, мой первый собеседник Игорь Грабовский завершает нашу встречу словами: «Теперь я, как на Кавказе, нацепил повязку кровной мести. Буду бороться до конца». И, уже уходя, все-таки добавляет: «Всеми законными способами».

Изображение

Вернуться в «Освещение темы в прессе и на телевидении»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и 2 гостя

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru